22 августа, 01:57

Читайте также:

вчера в 19:10 Как сделать образование конкурентоспособным?
Большой августовский педсовет традиционно собрал во Владимире руководителей школ, колледжей и вузов, а также представителей…
вчера в 19:06 Копить долги - не лучший выход...
Проблема неплатежей за топливо-энергетические ресурсы существует не только в нашей системе ЖКХ. Не платит и какая-то часть…
вчера в 18:31 Жилье для сирот: кто нажимает на «тормоз»?
Тревожная ситуация сложилась в нашей области по обеспечению жильем детей-сирот. Она грозит обернуться неисполнением обязательств…
17 августа 2012 в 00:43

На земле - и безземельные

Фото: Виктории Смирновой
Региону угрожает надвигающийся дефицит земель сельхозназначения. Как эту угрозу предотвратить? Это обсуждали вчера на заседании координационного совета по взаимодействию областных и местных подразделений федеральных органов исполнительной власти. Вел заседание губернатор Николай Виноградов.   Исчезающий  ресурс
Земля ‑ один из самых недоиспользованных ресурсов. Проблема эта общая для всех регионов, где развивается сельское хозяйство. В нашей области 37 процентов земель сельхозназначения практически выведены из обращения.
Ситуация сложная. Из 549,3 тысячи га пашни, находящейся у граждан и организаций, используется только 346,3 тысячи га, или 63 процента от общего количества. При этом сельскохозяйственные организации землей распоряжаются более эффективно: обрабатывают 89,1 процента, крестьянско-фермерские хозяйства ‑ уже только 36,3 процента. А вот пашня, находящаяся в личном пользовании граждан, используется лишь на 17,1 процента. Учитывая, что физическим лицам принадлежит треть всех пахотных угодий области, цифра настораживает. Динамика процессов вывода пашни из сельскохозяйственного оборота и вовсе пугает. Если за последние 5 лет сельхозорганизации ввели в оборот 30 тысяч га земли (небольшой, но плюс), то процент использования пашни у «единоличников» за это же время сократился с 67,6% до 17,1%.
Земли эти либо не осваиваются вообще, либо используются не по назначению. Например, под строительство. Пахотной же земли становится все меньше. С незаконным строительством разобраться проще. Его можно запретить или узаконить. С простаивающими участками все намного сложнее. Через 15-20 лет такая земля зарастет лесом и будет навсегда потеряна для сельского хозяйства. Оставшись без земли, мы останемся без кормов для животноводства, без овощей и зерновых. Какая уж тут продовольственная и экономическая безопасность.
Труженикам  помогут
Конечно, не стоит сбрасывать со счетов и тот факт, что аграриям не хватает средств на расширение производства. В областном департаменте сельского хозяйства и продовольствия это учитывают.
- Кроме косвенных мер поддержки аграриев в модернизации и развитии производства из областного бюджета осуществляется и прямое субсидирование затрат на обработку и вовлечение в оборот ранее неиспользованных земель, - пояснил первый заместитель директора департамента сельского хозяйства АВО Александр Трутнев. - Благодаря этому удалось вернуть в оборот 30 тысяч га пашни. Но такое стимулирование действует только на тех, кто всерьез намерен заниматься сельским трудом. А среди новых землевладельцев есть люди и с совершенно другими планами.
Проблема - общероссийская. Ее масштабы заставили законодателя внести изменения в правовую базу. Она теперь дает возможность принудительного изъятия неиспользуемой по назначению земли у нерадивых собственников. Причинами прекращения по суду прав собственности могут стать существенное снижение плодородия земли, ухудшение экологической обстановки и неиспользование земельного участка по назначению в течение 3 и более лет. Утверждены постановлением правительства и критерии оценки снижения плодородия и признаки неиспользования земельных участков. Государство стремится сохранить земельный потенциал российского АПК.
Нерадивых  накажут
В области эта работа тоже ведется. Но ее темпы и результаты губернатора Николая Виноградова явно не устраивают. Несмотря на то, что количество проверок соблюдения земельного законодательства резко увеличилось, прецедент прекращения права пожизненного наследственного владения землей в области только один. Правда, договора аренды по тем же причинам расторгают чаще. Таких случаев в судебной практике региона - уже 27. Но, как правило, за «убийство» пашни владельцы отделываются штрафами.
- Я не вижу результата! - обратился губернатор к представителям ведомств, отвечающих за сохранение и эффективное использование земель сельхозназначения. - Провели вы тысячу проверок. А дальше что? Получается, что мы только фиксируем ситуацию. А тем временем она ухудшается. Мы теряем стратегический ресурс. Где иски в суд?
Объяснения, что дело новое, практика не наработана, есть сложности процессуального характера, проблемы фиксации доказательной базы, главу региона не удовлетворили:
- Сначала вы говорили, что не хватает правовой базы. Она есть. Потом - что нет критериев для оценки бесхозности. Теперь есть и критерии. Сегодня не хватает юридической практики. Можно сколько угодно уповать на федерального законодателя, но пока сами работать не будем с полной отдачей, не будет у нас ничего. Практика нарабатывается. Подавайте иски в суд, вот и появится опыт фиксации доказательств.
Проект решения Координационного совета губернатор «завернул» на доработку как слишком мягкий. В новом проекте будут не только поручения контролирующим органам и властям МО активнее возвращать в муниципальную собственность невостребованные земельные доли и работать над принудительным изъятием неиспользуемых по назначению сельхозугодий, но и рекомендации налоговикам и муниципалам использовать для необрабатываемых участков повышенную налоговую ставку.
Бить землевладельцев рублем за вывод из обращения земли сельхозназначения собирается и Госдума. Новый законопроект резко увеличивает штрафы ‑ до 1,4 млн рублей для юрлиц.
Кроме того, областные власти намерены выйти на федеральный уровень с законодательной инициативой скорректировать земельное законодательство так, чтобы исключить возможность уходить от санкций с помощью перерегистрации права собственности латифундистам, не желающим заниматься сельским производством, и «резервирующим» участки под иные цели.
Цель региональных властей ‑ не наказание как можно большего количества землевладельцев. Это лишь средство побуждения к возврату земель сельхозназначения в производственный процесс. Средство для тех, кто других мер воздействия не понимает.